Места и группы забытых жертв национал-социализма
кладбище
памятник/мемориальная доска
мемориальный комплекс
выставка
общественные инициативы и деятели
неизвестное место
советские военнопленные
пациенты психиатрических больниц
рома
еврейское население*
гражданское население*
другие

* на оккупированных территориях

Мемориал погибшим военнопленным лагеря «Stammlager 348» и пациентам психиатрической больницы «Игрень»

На фото: мемориал, посвященный памяти погибшим военнопленным лагеря «Днепропетровская яма» и пациентам психиатрической больницы, уничтоженным во время оккупации. Изображение взято из интернет-источника, режим доступа: http://www.sgvavia.ru/forum/79-566-1


Согласно доктрине Вермахта, дальнейшее продвижение войск вглубь СССР сопровождалось созданием в зоне ответственности оккупационной администрации целой системы стационарных лагерей [5; с. 118].  В Днепропетровске начало обустройства этого лагеря, историю о котором хранит мемориал, можно отнести к октябрю 1941 года.

В официальных нацистских документах он назывался «Stammlager 348» (сокращенно – «Шталаг»). Он был предназначен для рядового и младшего офицерского состава советских военнопленных. Шталаг не был одним цельным комплексом сооружений, а был рассредоточен по всему городу Днепропетровску и в других населенных пунктах области. Для обустройства отдельных сегментов лагеря в срочном порядке находили подходящие строения. Например, главный сегмент лагеря в Днепропетровске находился в здании бывшей тюрьмы.

Мемориал расположен на территории жилого района «Игрень» в пределах современного города Днепр. Но поскольку в годы войны район «Игрень» являлся отдельным городом, находящийся здесь сегмент Шталага-348 был отделением лагеря в другом населенном пункте. Это замечание очень важно, так как большинство сохранившейся информации о Шталаге-348 относится к центральному сегменту в бывшем Днепропетровске, и, с другой стороны, информация про другие филиалы лагеря в настоящее время не найдена в полном объёме. 

Для расположения филиала Шталага-348 в Игрени, где сейчас находится памятник погибшим, была выбрана местная психиатрическая больница. Она была заранее выбрана для этого, поскольку там было расположено необходимое количество свободных строений, которые можно было быстро переоборудовать в бараки.

Имена управляющих отделением лагеря в Игрене на данный момент неизвестны. Но на основании показаний бывших военнопленных есть возможность говорить про причастность руководства филиала Шталага-348 в Игрени к созданию тяжёлых условий для жизни в лагере [1; с. 39]. 
Помимо этого, военнопленные часто сталкивались с жестоким обращением со стороны охранников лагеря, которые избивали пленников при любой видимости дисциплинарного проступка [1; с. 40].  Такая ситуация характерна также для других филиалов Шталага-348 и подтверждается показаниями военнопленных, которые были собраны сотрудниками 4-го отдела УНКГБ в ноябре 1943 года (в настоящее время хранятся в архивном отделе областного отделения Управления Службы безопасности Украины в г. Днепр).

Двухэтажные корпуса больницы заполнялись больными максимально [4]. В каждой палате обычно находилось одновременно до 50 человек. Систематическое лечение и уход за военнопленными отсутствовали: немецкие врачи не ухаживали за военнопленными, поскольку боялись заразиться от них. Главным объектом такого страха со стороны немецкого персонала был тиф, который упоминается военнопленными как одна из самых распространённых болезней в лагерях. Медиков отбирали из числа самих пленных. В отделениях лагеря 348 катастрофически не хватало медикаментов [3]. 

Отдельную проблему составляло питание. Еще по состоянию на июль 1941 г. руководство Вермахта установило приоритетом сохранение всего возможного провианта на нужды действующих войск. На военнопленных никогда не планировалось выделять много продуктов, независимо от таких факторов, как болезнь, тяжелый физический труд и так далее. Рацион во всех лагерях Рейхскомиссариата «Украина» составляла так называемая «баланда» – мучной суп. Есть сведения о том, что пленников Шталага-348 также кормили остатками умерших лошадей и падежа скота [4]. 

По официальной информации специальной следственной комиссии, работавшей сразу после освобождения города, за все время оккупации днепропетровский лагерь военнопленных стал могилой для приблизительно 30 000 солдат Красной армии [2; с.11]. 

Однако вопрос точности официальных данных чрезвычайных комиссий касательно числа погибших людей из разных категорий жертв нацистского террора остается дискуссионным для украинской исторической науки по сей день.  Поэтому относительно числа погибших военнопленных в лагере 348 еще предстоит дать ответ насколько объективна существующая сейчас цифра и учла ли специальная комиссия по расследованию все категории погибших, будь то расстрелянные, тяжелобольные или погибшие от голода пленники. 

Сохранилось большое количество свидетельств очевидцев о жизни в Шталаге-348. Во многом показательна, например, история Смирнова Михаила Андреевича, заключенного «пересыльного лагеря», санитара, который лечил военнопленных от тифа [3]. Он рассказывает, что военнопленные, находя взаимопонимание с санитарами из числа пленных в лагере, изображали из себя тяжело больных. Так они добивались переправки в городскую инфекционную больницу, откуда был возможен побег. Врачи самой больницы предварительно записывали их как «умерших».
Однако большинство таких свидетельств требуют тщательного анализа и установления в первоочередном порядке в каком сегменте лагеря происходили описываемые очевидцем события. Эта информация часто не упоминается в свидетельствах очевидцев, что может привести к путанице при изучении истории Шталага, ведь в разных его сегментах относительно тех же инфицированных тифом пленников могли применяться разные практики.

История Stammlager 348 завершается в мае 1943 года, когда отступающий Вермахт начинает эвакуацию больших стационарных лагерей с территории Украины. Известно, что все военнопленные из Днепропетровска были переведены в концлагерь «Маутхаузен» в Австрии и другие лагеря. Несмотря на принципиально негативное отношение оккупационной власти к плененным советским солдатам, для их эвакуации в Германию были выделены заметные ресурсы и усилия: подневольный труд планировали применять на военных предприятиях и в шахтах. Сам лагерь институционально был сначала переименован, а затем объединён с несколькими другими эвакуированными лагерями.

Изображение взято из интернет-источника, режим доступа: http://www.sgvavia.ru/forum/79-566-1


Композиционно памятник состоит из двух частей.

Первая – центральная фигура заключённого, большая статуя из бронзы, которая изображает пленника лагеря. Он падает и разрывает своей рукой воображаемую колючую проволоку. Высота – 5.2 метра, установлен на гранитной плите высотой в 0.6 метра и длинной 1.8 метра. Статуя выкрашена в чёрный цвет. 

Вторая деталь – за силуэтом пленника в 3 метрах далее в заборе, который опоясывает территорию больницу, вмонтировано барельефное изображение жертв лагеря. Здесь изображены двое мужчин, одна девушка и один ребенок. Размер – 2.1 x 40 метров. Цвет композиции – серый. Слева от изображения жертв в барельефе была вымощена фраза: «Никто не забыт, ничто не забыто». Состоянием на сегодня фраза демонтирована. Данный монумент заменил собою ранее стоявший на этой территории памятник.


Первый памятник, установленный на данном месте в 1973 году. Оригинальное фото хранится в архиве Днепропетровского областного центра охраны историко-культурных ценностей (г. Днепр, просп. Дмитрия Яворницкого, 18)


Предшествующий данному памятник был возведен в апреле 1973 года. Представлял собой пилон из кирпича, обложенный черной керамической плиткой. На высоте 2.3 метра от земли была вмонтирована мемориальная доска из красного гранита с текстом: «Здесь, на этом месте, во время Великой Отечественной войны немецкими оккупантами были расстреляны больные и узники концлагеря». Перед пилоном находилась клумба с цветами, огражденная бордюром из черной керамической плитки. Территория памятника была выложена железобетонными плитами.

Установка же нового монумента, описанного в начале, произошла в 1983 году.

В 2017 году памятник поврежден вандалами: в частности, бронзовая статуя в центре композиции потеряла левую ногу.

Точное название: «Памятник погибшим концентрационного лагеря «Днепропетровская яма». Дата возведения: 1983 год.

Точный адрес: Днепропетровская область, город Днепр, жилой район «Игрень», Днепропетровская областная психиатрическая больница, главный въезд (на улице Бехтерева).

QPS-координаты: 48.477306,35.185066  N 48º 28.629` E 35º 11.11`

Мемориал расположен слева от центрального въезда на территорию больницы и является первым объектом, который видят заезжие посетители.

Важное замечание: на сегодняшний день въездные ворота возле монумента не считаются центральным входом на больничную территорию. Они служат для приема автотранспорта; если же вы добираетесь до больницы общественным транспортом, вам следует знать – выходить вы будете на остановке возле нового входа, который находится перед въездными воротами. До мемориала от остановки следует пройти вдоль дороги и забора больничной территории еще несколько сотен метров.

Непосредственно перед мемориалом и въездными воротами находится автомобильная дорога и железнодорожная колея. За мемориалом и воротами больницы начинается аллея, которая ведет через небольшую парковую зону к главным корпусам больницы.

Доступ к монументу, как и всей территории больничного комплекса, не ограничен.

Авторы монумента: скульптор Щедров В.И., архитектор Положий В.С.
Памятник возведен в 1983 году на деньги больницы по решению исполнительного комитета Игреньского городского совета.

В настоящее время находится под опекой отдела коммунального хозяйства Самарского района города Днепр.

Со своими замечаниями, наблюдениями и предложениями касательно монумента все небезразличные могут обращаться в Управление по вопросам охраны культурного наследия Днепровского городского совета (https://dniprorada.gov.ua/uk/page/upravlinnya-z-pitan-ohoroni-kulturnoi-spadschini). 




 
  1. Архів УСБУ у Дніпропетровській області, фонд 4, опис 2, справа 65 [Archiv des Sicherheitsdienstes der Ukraine im Gebiet Dnipropetrowsk, Bestand 4, Liste 2, rechts 65] 
  2.  Архів УСБУ у Дніпропетровській області, фонд 4, опис 2, справа 66 (т. 2). [Archiv des Sicherheitsdienstes der Ukraine im Gebiet Dnipropetrowsk, Bestand 4, Liste 2, rechts 66 (2. Band)] 
  3.  Військовий полон та інтернування. 1939–1956. Погляд через 60 років [Kriegsgefangenschaft und Internierung. 1939-1956. Blick in 60 Jahren] / Матеріали міжнародної наукової конференції 2–4  червня 2006 р. [Material der internationalen wissenschaftlichen Konferenz am 2.- 4. Juni 2006]. — К.: Парламентське вид-во, 2008. — 336 с. 
  4.  Марінченко О. О. Демографічний вимір поразки 1941 р.: масштаби втрат РСЧА військовополоненими на території України [Demographische Vermessung  der Niederlage 1941: Ausmaß der Verluste der Roten Armee als Kriegsgefangene auf dem Territorium der Ukraine] // Український сторичний журнал. – 2013. – № 3. – С. 151–171. 
  5.  Material des Interwies mit Smirnov Michail Andrijowitsh [Elektronische Quelle] // iremember [Website] - Zugriff: https://iremember.ru/
  6.  Олександр Пагіря Місця нацистського терору на території Дніпропетровської та Запорізької областей [Orte des NS-Terrors auf dem Territorium der Gebiete Dnipropetrowsk und Saporozhje] [Elektronische Quelle], 1941–1944 рр. / О. М. Пагіря // Меморіальний музей тоталітарних режимів "Територія Терору": [Webseite] – Zugriff: http://territoryterror.org.ua/
  7.  Полуда В.А. Умови побуту військовополонених у період світових воєн ХХ століття [Lebensbedingungen der Kriegsgefangenen im Zeitraum der Weltkriege des 20. Jahrhunderts] / В.А. Полуда // Українська Друга світова: Матеріали міжнародної наукової конференції до 70-ї річниці перемоги над нацизмом у Другій світовій війні (5 травня 2015 р., м. Київ) [Der Zweite Weltkrieg in der Ukraine: Material der internationalen wissenschaftlichen Konferenz zum 70. Jahrestag des Sieges über den Nazismus in dem Zweiten Weltkrieg]. – С. 179–187. 
  8.  Г. Дубик  Довідник про табори, тюрми та гетто на окупованій території України (1941–1944) [Nachschlagewerk über Lager, Gefängnisse und Gettos auf dem besetzten Territorium der Ukraine (1941-1944)] / упор. Г. Дубик – К., 2000. – 304 с. 
  9.  Пастушенко Т. Система німецьких таборів для радянських військовополонених в Україні (червень – грудень 1941 р.) [Das System der deutschen Lager für die sowjetischen Kriegsgefangenen in der Ukraine (Juni-Dezember 1941)] / Т. Пастушенко // Краєзнавство. – № 2. – 2011. – С. 116–125. 
 




Места памяти